Архитектурная мастерская «Лявданский и Герасимов»

Адрес:   СПБ, 190000,
Галерная ул.,
д. 19, кв.27
Тел./факс   +7(812)314-9711
Эл.почта   psp-lg@mail.ru

Архитектурный канон и общественный статус зодчего

Архитектурный канон и общественный статус зодчего (Санкт-Петербург)

Журнал АРДИС, Санкт-Петербург, 1(37)2008.
Учредитель и издатель ООО «Издательский дом «Ардис».

Общепризнанно, что целью и смыслом труда зодчего является архитектурное пространство. Физические параметры и символика этого пространства определяют ценность архитектурного произведения и мастерство автора. В то же время, основой всякого здания служит план. Он несет главную формообразующую функцию и именно поэтому в двух работах нашей мастерской мы попытались поэкспериментировать с архитектурным пространством на основе интерпретаций формы плана.

Первая работа – проект жилого дома на Двинской ул., д.1, выполненный для ЗАО «Инвестторг» в 2002г. Участок расположен в самом центре Санкт-Петербурга, на Васильевском острове, на Съездовской, теперь Кадетской линии. Его характер и особенности окружающей жилой среды подсказали форму плана в виде бабочки, расправившей свои крылья. Г-образный корпус образует небольшой дворик перед входом в здание, предавая ему интимный характер и уют, так необходимый в условиях плотной городской застройки. В то же время дворик раскрыт на Двинский переулок и, в сочетании с архитектурой здания, решенной в спокойном классическом стиле, подчеркивает единство нового дома с историческим окружением.

Вторая работа в этом же ключе – двадцатидвухэтажный жилой дом на ул. Подвойского, выполненный для того же заказчика в 2005г (строится). Здание расположено совершенно в другой ситуации – новый район, типовая застройка, участок открыт на юг, в сторону парка им. Есенина, что обеспечивает восприятие объекта как с ближних, так и с дальних точек. Градостроительная ситуация и ориентация участка подсказали нестандартное решение плана, которое в итоге воплотилось в форму рыбки. Это придает дому скульптурность и «закручивает» вокруг него окружающее пространство. Дом известен под именем «Адмирал», хотя нам кажется, что лучшим названием было бы «Парус», или что-нибудь в этом роде, так как по образу дом напоминает мачту с натянутым парусом.

Очевидно, что форма плана задает не только пространственное, но и образное решение здания, придает ему особый «шарм» и узнаваемость, а многообразие объемно-пространственных решений ведет к формальной уникальности и разнообразию. И это особенно характерно для всей современной архитектуры. В этом ее счастье, но в этом же и ее ахиллесова пята.

Современный архитектор, на первый взгляд, абсолютно свободен в выборе объемно-пространственных решений. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что, работая в условиях тотального рынка, он вынужден полностью подчиняться его требованиям, превращая результаты своего труда, т.е. архитектуру, в элемент рекламы и РR-компании заказчика. Обязательное требование – оригинальность формы «во что бы то не стало» становится непременным условием всякого архитектурного произведения. Творческая свобода на деле оказывается заложником «метода», а роль зодчего сводится к обслуживанию интересов «Золотого тельца». Но в этом ли заключается истинная природа архитектурного творчества?

Зодчие прошлого, особенно зодчие древности, казалось, были скованы жестким Каноном, диктуемым господствующей религиозной доктриной. Этот «регламент» определял не только основные объемно-пространственные решения здания, но и композиционную структуру фасадов, диктовал тематику и стилистику архитектурного декора. Никакой творческой свободы!? Однако, канон хранил представления о составе и структуре Вселенной, окружавшей человека, и каждое архитектурное сооружение представляло собой ее идеальную модель. Основой плана служили простейшие геометрические фигуры: круг, квадрат, прямоугольник, несшие свою символику и определявшие типологию архитектурных объектов. Мастерство зодчего проявлялось не в буйстве личной фантазии, а, прежде всего, в способности наиболее адекватно воспроизвести идеальный образ этого мира, передать его первозданную красоту и совершенство. Пропорции, отточенность линий, изящество деталей, словом, художественная составляющая искусства архитектуры являлись критерием и мерилом оценки архитектурного произведения. В этом секрет притягательности, «магии» памятников древности. Отбросив все временное, случайное, наносное в этом проявляет себя дух Вечности. И тут мы подходим к главному: искусство передачи сакрального ставило зодчего в один ряд с высшими иерархами в социальной структуре общества. Вспомним знаменитых египетских архитекторов Имхотепа и Хесиру (ХХVIIIв. до н. э.) или архитектора Аменхотепа (ХVв. до н. э.). Они были демиургами, почти небожителями, в них воочию воплощался божественный творческий дух. Это ли не высшее признание? Современные зодчие могут об этом только мечтать!

Таким образом, налицо парадокс - зависимость между существованием Канона и общественным статусом архитектора: чем жестче «внешний» регламент, тем выше социальный статус архитектора. В современной культуре, где отсутствие целостной картины мира, ее «раздвоенность» на научную и религиозную составляющие, лишает, по сути дела, современных зодчих возможности полноценной творческой реализации, происходит процесс размывания, «деформализация» архитектурного пространства («текучие» пространства, деконструкция), девальвация статуса профессии с перспективой ее дробления на отдельные составляющие (дизайнеры, планировщики, декораторы, ландшафтники и т.п.) и захват части ее функций чужеродными профессиональными структурами (риэлтеры, девелоперы и т.п.). Во истину апокалиптичная картина…

Возникает вопрос: как можно спасти архитектурную профессию от окончательной деградации? Ответ очевиден – необходимо, прежде всего, осознание самими архитекторами истиной природы архитектурного творчества, его непреходящей, сакральной, составляющей. Это неминуемо приведет к ВОЗНИКНОВЕНИЮ НОВОГО КАНОНА и, как следствие, - к взлету общественного статуса профессии. В этом исторический шанс современной архитектуры, в этом ее будущая судьба. А целостная картина мира … приложится.

В. Лявданский,
ООО «Лявданский и Герасимов», архитекурная мастерская, Санкт-Петербург.

 

Проект освоения намывной территории Кронштадта.