Архитектурная мастерская «Лявданский и Герасимов»

Адрес:   СПБ, 190000,
Галерная ул.,
д. 19, кв.27
Тел./факс   +7(812)314-9711
Эл.почта   psp-lg@mail.ru

Преодолевая молчание - деталь в современной архитектуре

Деталь в современной архитектуре Санкт-Петербурга

Журнал АРДИС, Санкт-Петербург, 4(36)2007.
Учредитель и издатель ООО «Издательский дом «Ардис».

От редакции:
Летом этого года в историческом центре города, на 4-ой Советской улице, в районе пересечения ее с ул. Дегтярной, "вырос" новый дом. Скромно вписавшись в окружающую застройку, не "выпячиваясь" ни вширь, ни ввысь, он "тихо запел свою мелодию". С этого объекта и началось наше знакомство с архитектором Владленом Лявданским. Обычный жилой дом таит в себе какую-то тайну, привлекает внимание не сразу, но зато надолго остается в памяти. Некоторые «секреты» своего творения архитектор раскрыл после долгого предисловия, вылившегося в две предыдущие публикации ("Дом как идеальная модель космоса" и "Образный язык современной архитектуры", №№ 2,3, 2007).. Сегодня мы возвращаемся к дому на 4-ой Советской, и вместе с тем, обращаемся к проблеме детали в современной архитектуре.

Дом на 4 Советской завершает цикл работ нашей мастерской, преимущественно проектов жилых домов, связанных с интерпретацией различных «исторических» мотивов в контексте проблем современной архитектуры. В рамках этого цикла мы довольно долго работали над темой майянской культуры. Толчком для обращения к этой теме послужила книга известного писателя мексиканского происхождения Хосе Аргуэльеса «Фактор майя», в которой автор на основе расшифровки и интерпретации майянского священного календаря «Цолькин» приходит к выводу о предстоящей трансформации современной человеческой цивилизации, трансформации, которую предвидели майя много веков назад.

Однако первой работой, в которой мы попытались реализовать наш интерес к этой теме, стал проект бизнес-центра на Васильевском острове, выполненный для ООО «Компания Бизнес-линк» в 2003 г. Силуэт башни, напоминающий силуэты майянских пирамид, архитектурные детали, нарисованные по мотивам пиктограмм календаря «Цолькин», в сочетании с классическим «Петербургским» ритмом пилястр придали фасадам оригинальность и особое художественное качество.

Вторая работа в том же ключе - дом на 4-ой Советской (заказчик – ЗАО «Центр долевого строительства»). Здесь мы постарались развить приемы ассоциативного воздействия на зрителя, примененные в проекте бизнес-центра на Васильевском. Помимо силуэта и тематики архитектурных деталей в «игру» включены и форма окон и гранитная облицовка фасада и рисунок решетки металлических ворот. Все имеет значение, все занимает свое особое место. Таким образом, фасад здания превращается в поле взаимодействия различных по характеру элементов, деталей, формирующих необходимый ассоциативный ряд. Фиксируя узловые композиционные точки и опосредованно рассказывая о работе конструкции, они являются главным средством коммуникации между зданием и зрителем. В этом, как нам кажется, великое значение архитектурной детали.

Вообще, деталь в современной архитектуре - тема важная и чрезвычайно болезненная. Современная архитектура, осуществив прорыв в конструкциях и строительных материалах, в типологии и вариантности объемно-пространственных решений, должна закрепить достигнутое в культуре архитектурной детали как основы архитектурного языка. И здесь современную архитектуру ждут две проблемы, от разрешения которых поистине зависит ее собственная судьба.

Первая проблема заключается в том, что язык традиционной детали - мертв. Заимствованная по преимуществу из античной архитектуры историческая деталь уже не несет в себе миросозерцание и знание античного человека, потому что заимствование это было осуществлено в эпоху Возрождения на формальном уровне. Более того, сам факт заимствования косвенно говорит о том, что и средневековое миросозерцание, господствовавшее после крушения античной цивилизации, находится, в момент заимствования, в глубоком кризисе. Таким образом, изначальная смысловая нагрузка традиционных декоративных архитектурных форм, их язык был утерян задолго до отказа от исторической детали в ХХ веке. Первая мировая война и русская революция радикально изменившие культурный ландшафт Европы, похоронили историческую деталь окончательно. Погибла сама культура и традиция производства исторической детали, что ясно говорит о том, что возврат к прошлому невозможен.

Вторая проблема заключается в том, что Эстетика, пришедшая на смену «историзму», погрузила современную архитектуру в «великое молчание». Рожденная диктатом строительной индустрии, она заставила «извиваться» архитектурное пространство в экстатическом танце, напоминающем жестикуляцию глухонемого. Где изящная простота античной архитектуры? Где спокойное величие древних памятников? Здание, лишенное детали, превратилось в… дом-деталь, угрожая самому существованию архитектуры! Но даже если бы «немой» вдруг заговорил, что мог бы Он сказать в эпоху тотального Рынка? Ведь главная функция любого языка - провозглашение истины, а истина не является товаром:

- Суета сует. Все суета!
... Это ли не последние времена?

Итак, перед нами извечный русский вопрос: что делать? Как преодолеть затянувшееся «молчание» современной архитектуры? И это прежде всего вопрос о языке, на котором она должна «заговорить». Архитектурная лексика должна отражать Истину, она должна быть всем понятна и она должна быть универсальной. Иерархичность передачи информации позволит воспринимать ее на разных уровнях: каждый человек - по-своему. Величие античной архитектуры зиждется на «демократичности» ее архитектурного языка. Это то качество, которого, возможно, не хватило архитектуре готики с его «элитарностью» и отрешенностью от мира. Не потому ли пришлось вернуться к забытой античной традиции в эпоху Возрождения?

Для того, чтобы состоялось рождение поистине нового архитектурного языка, необходимо припасть к первоисточнику, приобщиться к древнейшей традиции, соприкоснуться со временами, когда «боги сошли на землю и жили с людьми», а народы были «едины». Ключ к новой архитектурной лексике – в древнейших памятниках архитектуры. Они хранят все таинства мира, в них – источник понимания бытия, они, наконец, готовы указать нам истинный путь, путь в сферу Абстрактного.

P.S. Меня могут спросить: а все-таки почему майя? С выходом известного фильма Мэла Гибсона "Апокалипсис" отвечать на этот вопрос стало значительно легче: культура майя, столь стройная и гармоничная, и, в то же время, такая хрупкая, привлекает нас как символ неотвратимого конца… Это тема последних дней, дней перед грядущей трансформацией!

В. Лявданский,
директор архитекурной мастерской в Санкт-Петербурге «Лявданский и Герасимов».

 

Проект освоения намывной территории Кронштадта.